Tinder: почему нет в России и да – в Европе?

TinderЕще несколько месяцев назад казалось, что золотые времена “тиндера” миновали. И дамы, и кавалеры пришли к неутешительным выводам: новая игрушка крайне бестолкова, к искомым сексу и браку соискателей не приближает ни на йоту. Да и на рынке dating apps стало тесновато. “Тиндер” поджимают со всех сторон более совершенные (кастомизированные) коммерческие предложения: например, Hater — там тебе пару компьютер подбирает по принципу нелюбви, то есть если оба зарегистрировавшихся ненавидят Хиллари Клинтон и арахисовое масло, значит им по пути. Или Justlunch — придуманный исключительно для офисных клерков, кто на районе свободен во время обеденного перерыва, в меню — напитки, салат и легкий петтинг.

Однако на фоне дела Вайнштейна и последовавшей за ним волны разоблачений теперь буквально каждый первый гетеросексуальный мужчина в опасности, и “тиндер” снова обрел смысл. Чтобы защитить себя от феминистского “мракобесия”, нет средства лучше. Домогался и принуждал? Позвольте, она сама пришла и разделась, все ходы записаны. Когда будущее на дворе, а не в антиутопиях Филипа Дика, вроде бы вульгарный гаджет вдруг обретает статус превентивного механизма — своего рода досудебной экспертизы.

“Тиндер”-ренессанс, разумеется, связан не только с боязнью полицейского преследования за косой взгляд и касания вне регламента. Пора признаться себе в страшном. Пунцовая иконка с горящей спичкой на смартфоне не столько знак сексуальной озабоченности или давнишних надежд на руку и сердце, сколько признак панического страха рутины и ставшего чуть ли не трендовым психического расстройства под названием “синдром упущенной выгоды” — по-английски FOMO (Fear of Missing Out).

В эпоху социальных сетей осведомленность о жизни других такова, что вынуждает постоянно пересматривать свою собственную — и с неутешительным результатом. У “них” все лучше: работа, машина, отдых и… секс. Хроническое ощущение неудовлетворенности — даже если на самом деле причин для расстройства нет: счастливый брак, полное взаимопонимание, никакой усталости от партнера и т.д. — логично приводит к поиску вариантов. Одной биографии мало, нужно срочно обзавестись второй — под прикрытием. Так начинается раздвоение личности. Исследование, проведенное сервисом Му Life среди пользователей социальных сетей, показало, что 56% опрошенных страдают синдромом FOMO, мужчины чуть чаще чем женщины, но ненамного.

А как обстоят дела в России?

Россия в вопросах половых отношений так и тащится в арьергарде цивилизованного мира, застряв на стадии «папа работает, мама красивая». Если харассмент у нас по-прежнему практикуют без зазрения совести, гвардейскую жеребятину общественная мораль одобряет гласно, то “синдром упущенной выгоды”, или, как писал классик, “недуг, которого причину давно бы отыскать пора, подобный аглицкому сплину, короче, русская хандра”, известен соотечественникам не понаслышке. Но бороться с FOMO россиянам мешают особенности национального менталитета. И виноваты, по многочисленным отзывам, женщины. Все что угодно — от горящей избы до коня на скаку — им якобы интереснее секса. А ведь самая большая страна в мире у их ног. Так ли это? Конечно, нет.

В России секса нет, потому что не с кем им заняться. В России до сих пор свято верят в самодостаточность пенетрации. Женщина должна быть рада уже одному факту соития, все остальное — заморская блажь и антихристова лжа.

Соотечественники на “тиндере” предельно эксплицитно предлагают свои услуги. Почти на каждом профиле имеются технические характеристики — обнаженка по пояс в сауне с “пацанами на даче”, рост, вес, длина и диаметр. Подробный отчет о спортивных забавах: мотокросс, обязательные лыжи в Сочи, гребля в Карелии. Кандидат в форме. Обещанием приятных бонусов служат фрагменты всегда избыточного достатка. Лжесвидетельствование — распространенный порок на “тиндере”. Эскизно поданы автомобили немецких производителей — рука с дорогостоящими котлами на запястье вальяжно крутит руль “бэхи” новейшей модели. Частенько в комментариях, напоминающих, кстати, по стилю жанр надгробной эпитафии, упоминается секретарша (ого, большой начальник), которая непременно свяжется с “девчонками”, поскольку сам шеф страшно занят, решая вопросы. В общем, бери, не хочу.

Увы, на поверку оказывается, что дальше приглашения прокатиться в подмосковный санаторий, ребрендинг номеров которого датирован временами “Зимней вишни”, или попеть и потанцевать в “Хинкальной” на Неглинной, воображение гигантов секса не идет. А это еще, я цитирую, топовый лот на голландском аукционе. Мужчины с менее провинциальными представлениями о прекрасном все, как назло, безденежны, и романтическое приключение в их случае выглядит еще угрюмее: встречаемся на станции “Ясенево”, быстрым маршем следуем в съемную однушку, перед утехами пьем португальскую каву (немногим хуже игристого “Артем”), в процессе слушаем Дэвида Боуи, после самостоятельно вызываем убер X. Не стоит и говорить, что секс при этом такой же мизерабельный, как и вышеописанная декорация.

Важно понимать, что сыны России — исчезающий вид, уже полвека как занесенный в Красную книгу. По этой причине мальчиков лелеют с детства мамы и бабушки. Спрашивается: куда смотрит феминизм? Большая часть будущих “любовников” растет в неполных семьях, а затем создает свою такую же, из которой уходит на просторы “тиндера”, поскольку избалованы дальше некуда.

Проклятый круг национального промискуитета замкнулся. Беспричинно аррогантные существа плодят себе подобных. И все-то им сходит с рук. Неудивительно, что женщины в русских селеньях давно уже ищут развлечений или отношений за пределами страны.

А как обстоят дела в Европе?

Как ни странно, но в Европе, колыбели сексуальной революции, мужской контингент “тиндера” характеризуют более консервативные взгляды, нежели на Родине. Если замуж невтерпеж, матриархальная Италия и страна либертинажа Франция — идеальное место для создания семьи онлайн. Джентльмены в своем профиле подробно описывают в уютной, сразу располагающей к себе манере материальное положение — вплоть до процента по кредиту. Делятся снимками отпрысков от предыдущих браков, и прежде чем позвать на свидание, десять раз проверят намерения противоположной стороны (не о тарифицированных ли услугах речь).

Самый распространенный вопрос: что ты здесь ищешь и чего ждешь? Не дай бог ответить: интересных знакомств или развлечений. Слово “секс” вообще исключено из допустимого вокабуляра. Только вечные ценности, только оскопленный толерантностью и мультикультурализмом вялый флирт, никаких dickpick, яйца в кадре лишь в мешочек, “посылаю тебе фото своего завтрака, было бы здорово насладиться им вместе”.

Свидания назначаются в приличных ресторанах категории кэжуал, вопреки предубеждениям счет закрывает месье. Есть еще белые пятна на карте, не пораженные эмансипацией. Русская женщина в Европе — всегда немножко Мария-Антуанетта, на нее смотрят как на единорога, цокают языком, восхищаются. Если дома она всего лишь одна из, то здесь — единственная, самая молодая, длинноногая, волнительная. Ее слушают, она интересна, ей все прощают.

Пуританство на дебютной стадии переписки с лихвой компенсируется изобретательным сексом. Иностранные мужчины не посещают сауну и чураются качалок, но гигиена их жизни на порядок выше: дело ли в экологии, в качестве бургундских вин, но о проблемах с эрекцией они знают из телевизионной рекламы, а не по опыту. И вот уж кто и вправду может повторить. И не раз.

One night stand с легкостью перерастет в отношения на расстоянии, если есть такое желание. Перелеты и переезды европейцев не пугают. Планета Земля их дом с детства, спасибо инженерам Евросоюза Миттерану и Коллю, география тут не компрометирует историю любви.

И, наконец, последний немаловажный аргумент. За границей “тиндеру” все возрасты покорны. Женщины 50+, по понятным причинам списанные со счетов в России, — даже технически им не найти партнера дома, мужчины их лет не слышали про “тиндер”, а если наоборот, то интересуются нимфетками, — чуть только пересекут границу, как к ним в смартфон стучатся жовиальные пенсионеры, имя которым легион.

Поэтому русский “тиндер” сегодня — окно в мир секса исключительно для “девушек”, да, в этом мире говорят на непонятном языке, но зато произносят волшебные слова: “куннилингус”, “римминг”, j’ai envie de toi. А “молодым людям” сподручнее “отдыхать” как раньше, пользуясь случаем на корпоративе или в командировке. Современные технологии им не в корм. Но со стабильно сохраняющимся дефицитом мужского племени/семени данный факт не должен быть причиной для печали.

Зинаида Пронченко

Метки
Показать еще

Еще в этой рубрике

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close