Игорь Григорьев: «Не слышал, не видел, осуждаю»

Игорь: У меня с этими «Снами» (песня И. Григорьева «Сны моей весны». – прим.) был такой прорыв в интернете! Я давал интервью журналу «Афиша» и сказал: «Увидите, через полгода я соберу «Олимпийский».

Сергей: Ты хотел собрать «Олимпийский»?

Игорь: Конечно! Это же игра. Если ты в нее вступаешь, есть смысл играть только по-крупному.

Сергей: Так каким артистом ты хотел быть?

Игорь: Поп-артистом, конечно. Понимаешь, я из тех, кто совмещает несовместимое. Я визионер и паяц одновременно. Я в общем-то такая светопроницаемая голограмма, 360-градусная проекция всего во всем. В моем пространстве Дэвид Боуи и Любовь Успенская совершенно не конфликтуют. Я одинаково хорошо могу рефлексировать над высоким и дурацким. Я считаю это своим достоинством.

Сергей: И вот с этим пониманием ты идешь на Первый канал. (В 2012-м году Григорьев принял участие в шоу «Две звезды» на «Первом». – прим.). Зачем ты туда пошел?

Игорь: Я тебе скажу. Ты хорошо знаешь, что власть – паскудная штука, она обладает магнетизмом удава. Когда власть тебе что-то предлагает, тебя начинает подергивать, и ты можешь вести себя неадекватно. Вот звонит Эрнст и спрашивает: «Будешь участвовать?» И ты понимаешь, что пойдешь на чужую планету без скафандра.

Сергей: И еще появляется такой персонаж, как Люба (Любовь Успенская, партнерша Григорьева в шоу «Две звезды». – прим.).

Игорь: Давай начнем с того, что я сам ее выбрал.

Сергей: Ты сумасшедший.

Игорь: Я сначала выбрал Агузарову. Мне перезванивает Аксюта (Юрий Аксюта, телепродюсер. – прим.) и говорит: «Агузарова на концерты свои не ходит, а ты хочешь, чтобы она в двенадцати эпизодах шоу снялась. Давай что-нибудь реальное». Я говорю: «Тогда Люба».

Сергей: Но почему Люба?

Игорь: Я уже говорил о том, что Успенская – панк. Человек, способный в любую секунду попрать любое правило. Она не обязательно так сделает, но может.

Сергей: Ты выиграл от этого проекта?

Игорь: Нет, проиграл. Нельзя ходить на токсичную территорию без химзащиты.

Сергей: Ты сказал, что уезжал из страны на пятнадцать лет. В каком году это было?

Игорь: В 1999-м.

Сергей: Что тебе не понравилось? Страна только начала после кризиса оживать.

Игорь: Все начало обретать слишком материальную форму, а я был цветком революции. Я не находил в новом мире себе места.

Сергей: То есть ты хотел оставаться в андерграунде?

Игорь: Да не был я никогда в андерграунде. Мы просто, как крокодилы в анекдоте, немного летали. Я был и остаюсь романтиком, привык жить в иррациональном мире. А тут раз – и бюргеры, нонконформизм, кухни IKEA, кредитные машины, Ксения Собчак. Б-р-р-р…

Сергей: Мне казалось, та эпоха была совершенно логичным продолжением «ОМа». Мы построим новую страну, как ты сказал. Теперь не зазорно пить хорошее вино, носить хорошие вещи.

Игорь: Сильный крен в эту сторону пошел.

Сергей: Конечно, нищая страна, и ей вдруг дали кредит под 15 %, она пошла покупать «Форд Фокус». А ты думал, что она пойдет покупать? Чайковского? Григорьева? Зачем вы нужны?

Игорь: Мы на х*** не будем нужны, пока правила игры будут устанавливаться средним классом с их средним вкусом. Посмотри на сегодняшних лидеров мнений – что на телевидении, что в блогосфере. Это царство серой массы.

Сергей: Ты скучаешь по 1990-м?

Игорь: Нет. Я выкорчевал из себя ностальгию, как ментальный вирус, она не ходит больше по моим венам. Раз в 10–15 лет я делаю полный перезапуск своей системы. Вообще весь этот опыт – это дерьмо собачье. Лао-цзы говорил о том, что велика только слабость, а сила, как спутница смерти, ничтожна.

Сергей: Гибкость – признак молодости?

Игорь: Конечно.

Сергей: Мне тоже нравится все молодое. Люди, которых можно укусить и, как вампир, высосать у них кровушки чуть-чуть.

Игорь: Знаешь, что я хотел тебе сказать… Наблюдал публику у тебя на Esquire Weekend и чуть не прокис там, как молоко в немытом бидоне. Это кто? Твои читатели?

Сергей: А кто? Люди с улицы? Шесть тысяч человек просто проходили мимо и сказали: «Вашу мать, давайте зайдем!» Почему ты чувствовал себя прокисшим?

Игорь: Какой-то Черкизон выходного дня. Вот никого не хотелось мне ни укусить, ни выпить, да просто не на кого было подрочить.

Сергей: Приведи пример мероприятия, на которое ты ходишь подрочить и укусить кого-нибудь.

Предыдущая страница 1 2 3Следующая страница
Tags
Показать еще

Также в этой рубрике:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close