Деление с остатком. Экономика совместного потребления

В мире ширится армия готовых разделить свою собственность – от шуруповерта до мерседеса – с чужим человеком. Тренд в том, чтобы пересмотреть свою концепцию владения и к ним присоединиться.

Переезд — одна из самых неприятных вещей в жизни. Переезжая, ты вдруг понимаешь, как много у тебя ненужного барахла. Которое, съев кучу твоих денег, теперь еще и занимает кучу твоего места. В романах Филипа Дика забытые вещи, выпавшие из поля зрения владельца, тут же начинают бешено размножаться, но и в реальной жизни происходит что-то похожее — просто загляните на свои антресоли. Но есть экономическая модель, которая противостоит синдрому Плюшкина и, как бы странно это ни звучало, самой концепции владения чем-то — это идея совместного потребления. Ее последователи предпочитают одалживать чьи-то вещи, иначе говоря, получать временный доступ к ним, а не обладать ими. Пример, который любят использовать адепты sharing economy, — обычная дрель. В Америке примерно 80 миллионов дрелей — по одной в каждом втором доме. Знаете, сколько за всю свою долгую жизнь используется дрель? 13 минут. Тогда зачем покупать, если можно у кого-то ее одолжить?

Из ответа на этот очевидный вопрос выросло бесчисленное количество сайтов и компаний, помогающих делиться всем, что подлежит дележке. Одним из первопроходцев был Neighborgoods.net, он связывал людей, у которых есть какие-то полезные штуки, с соседями но району, у которых тоже есть какие-то полезные штуки. За сайтами по обмену тривиальными предметами быта потянулись сервисы, предлагавшие воспользоваться дорогими вещами, — например, машиной. На протяжении многих лет выбор был невелик: ты покупал автомобиль, брал его в лизинг или шел в прокат. По потом появился ZipCar с почасовой арендой машин и что-то изменил в менталитете людей, которые тратились на авто только для того, чтобы раз в неделю съездить в супермаркет за продуктами. Идея оказалась популярной: ею прониклась даже такая медлительная и неповоротливая структура, как правительство США. Вместо того чтобы держать огромную флотилию машин для госслужащих (подсчитано, что их эксплуатация обходилась налогоплательщикам в 430 миллионов долларов ежегодно), было решено впредь пользоваться услугами ZipCar и других похожих сайтов. Не представляете, как выжить без любимой «мазды»? В 2009 году маркетологи ZipCar провели любопытный эксперимент, предложив 250 автовладельцам в течение месяца передвигаться пешком или на велосипеде. В результате участники потеряли 206 кг совокупного веса, а вместе с ним интерес к своим автомобилям: 99 человек из 250 не захотели снова становиться владельцами машины – «дорого, много хлопот».

Что может быть бессмысленнее, чем машина, которой толком не пользуешься? Разве что земля, оставленная без присмотра и ухода. На этот случай есть SharedEarth — сайт знакомит людей, у которых есть садовые участки и нет желания ими заниматься, с безземельными любителями грядок и клумб. Последние получают доступ к земле, а за это делятся с ее владельцами выращенным урожаем. Гениальность схемы доказывает тот факт, что за первые три месяца с момента запуска через SharedEarth.com «поделились» почти 300 гектарами земли. Конечно, чтобы пустить незнакомца к себе на участок, нужно быть человеком с высоким уровнем базового доверия к миру. Совместное потребление — оно вообще не для недоверчивых. Именно поэтому главная валюта на всех sharing-сайтах — это репутация. Хотите пользоваться чужими вещами и давать свои взаймы? Готовьтесь ставить и получать оценки.

Когда в 2008 году разразился мировой экономический кризис, многие потеряли работу, дом, машину — словом, привычный образ жизни. Чувство незащищенности, неуверенности в завтрашнем дне, зыбкости всего вещественного — был дом, а вот его уже нет — изменило мировосприятие миллионов. Боязнь больших покупок, в свою очередь, изменила их потребительское поведение. Все сайты, о которых идет речь в этой статье, были созданы во время Великой рецессии или сразу после нее. А создали или первыми поддержали их идеи представители так называемого поколения Y — люди, родившиеся после 1981 года. К 2030-му они составят 75 % всей покупательской аудитории в мире, но покупать при этом не торопятся. Для «игреков» владение вещами не столько престижно, сколько тягостно. Сам факт владения чем-то для них, выросших в эпоху интернета, mp3 и торрент-трекеров, довольно условен. Они хотят фильм, но не DVD. Они хотят музыку, но не CD-диск. Они хотят куда-то попасть, но они не хотят покупать машину.

Некоторые социологи пишут, что поколение Y боится ответственности, которая сопутствует обладанию вещами, а экономика совместного потребления позволяет эту ответственность разделить. Но дело, конечно, не только в этом. Эпоха Web 2.0., социальные сети, превратившие весь мир в одну большую деревню, а также растущий интерес к экологическим проблемам многое поменяли в сознании людей. Единственное, чем они по-настоящему хотят сегодня владеть, это репутация. Репутация — ключ, открывающий бесчисленные двери.
Но владеть самой «дверью» при этом совершенно необязательно. К тому же непросто: мир до сих пор не оправился от последствий кризиса, хорошую работу найдешь не сразу — «игреки» вынуждены сдавать и брать в аренду, делиться и меняться. А экономика совместного потребления дает им все необходимые возможности.

Взять хотя бы сайт TaskRabbit.com. По сути, это рынок, где товары — самые разнообразные работы по дому. Или в его ближайших окрестностях: в сферу интересов ресурса попадает и сад, и гараж, и бассейн. Нужно, чтобы кто-то помыл окна или почистил духовку? Размещаете на сайте соответствующий запрос и вскоре получаете ответы от «кроликов» зарегистрированных пользователей, готовых обменять свое время и навыки в обмен на денежное вознаграждение.

Если экономика совместного потребления все еще кажется вам странной и бездоказательной, имейте в виду: многие компании, выросшие на ее принципах, стоят миллиарды. Отличный пример — AirBnB, онлайн-площадка для поиска частного жилья по всему миру. Однажды двое друзей из Сан-Франциско решили подзаработать и предложили коллегам, которые приехали в город на конференцию по дизайну, заночевать на надувных матрасах у них в квартире (по-английски надувной матрас — airbed, отсюда и название). В итоге приятелям удалось заработать 1 000 долларов за неделю — неплохой результат для вчерашних студентов. На волне успеха ребята решили сделать сайт и привлечь к нему всех своих друзей и знакомых. В это же время Обама очень кстати проводил конвенцию демократов: в Денвере съехались 75 тысяч человек, а номеров в городе оказалось на треть меньше. Тогда ребята из AirBnB кликнули клич среди денверцев и предложили им вывесить все предложения жилья, будь то свободная комната или вакантный диван, у них на сайте. Отклик был потрясающий: 800 букингов за неделю. А за первый год — более ста тысяч. Теперь AirBnB оценивается в 10 млрд долларов — дороже на рынке гостеприимства стоят только такие гиганты, как Hilton, Starwood и Marriott, у которых «матрасы» вовсю отъедают прибыль.

Само собой, крупные предприятия недовольны и пытаются как могут противодействовать новому экономическому чуду. Uber — еще одну успешную компанию из Сан-Франциско, создавшую мобильное приложение для вызова частных водителей, — уже запретили в нескольких европейских городах. Проблемы у сервиса есть и в США: таксисты забросали Uber судебными исками — якобы те не придерживаются принятых правил извоза и вообще демпингуют. Но многие большие бренды уже поняли, что экономику совместного потребления не сдержать — проще к ней присоединиться. Торговая сеть HomeDepot, чей основной бизнес — продажа инструментов для ремонта (в частности, тех же дрелей), с недавнего времени дает свои товары в аренду. То же самое Mercedes проделывает со «смартами»: в Штатах мини-автомобиль можно снять за 38 центов в минуту (или 13 долларов в час), включая топливо, страховку и паркинг. А вот пример перекрестного опыления между крупными sharing-сервисами: владельцы квартир, размещенных на AirBnB, пользовались TaskRabbit для доставки ключей будущим гостям. Круг замкнулся.

Возможно, все дело в том, что делиться приятнее, чем просто владеть. Балконы и гаражи, заполненные ненужными вещами, — разве не все мы чахнем над какой-нибудь дорогой дрелью и тайно мечтаем ее кому-то перепоручить? Но что случится, если самая большая демографическая группа в истории человечества — поколение Y — перестанет покупать, а вместо этого будет передавать свои вещи и услуги по кругу? Для компаний-производителей перспектива, конечно, скверная. Но есть и плюсы — чем меньше производится вещей, тем меньше страдает окружающая среда. Тем меньше тихоокеанское мусорное пятно. Тем больше люди, совершающие обмен садового горшка на упаковку пеленок для щенка, общаются друг с другом, а не с кассовым аппаратом в магазине. Тем больше значимость отдельной, уже существующей вещи, которую наконец оценили по достоинству. И не только вещи: возьмите хотя бы российский сайт dogdating.ru, где любой может на несколько часов «забронировать» себе собаку из приюта, нагулять и наиграть ее до дрожи в лапах и звезд в глазах. Собакой, возможно, придется поделиться с кем-то, кто приехал к ней в то же время, — и тогда в нагрузку к новому мохнатому другу вы получите еще одного, человеческого. В этом суть экономики совместного потребления: люди делятся и отдают, но в итоге приобретают.

Tags
Показать еще

Также в этой рубрике:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close