Принять свои эмоции – какими бы они ни были

принять эмоцииЗаповедь наших дней — «Будьте позитивны!». Сломалась машина? Тем лучше: пока я жду эвакуатор, у меня есть время для себя. В метро давка? Вот удача, мне же так не хватало человеческой близости. Болезнь становится хорошим поводом почувствовать поддержку близких, увольнение дает шанс освоить новую специальность… Но что если мы, пытаясь во всем видеть плюсы, на самом деле не позволяем себе обрести душевный покой?

Бывают удивительные люди, которые все воспринимают позитивно. Как будто в любой неприятности есть что-то хорошее, а за любой драмой скрыт урок мудрости. Эти потрясающие люди, «заряженные» оптимизмом, объясняют, иногда со странной улыбкой, что вы станете счастливее, если будете видеть во всем только положительную сторону. Неужели так и есть?

Ошибки поучительны

«Наше общество, основанное на конкуренции, заставляет нас быть эффективными во всех сферах жизни. Поэтому приходится приукрашивать даже свое резюме, чтобы оно показывало только неуклонное движение вверх, к успеху», — утверждает философ и психоаналитик Моник Давид-Менар (Monique David-Menard). Но давление настолько сильно, что к ней на консультацию приходят люди, «сформировавшиеся под влиянием этого идеала абсолютной успешности, когда их жизнь внезапно рушится из-за неудачи». При всей своей позитивности они не научились переживать периоды грусти и впадают в меланхолию. «Это печально, потому что наши трудности и неудачи многое объясняют нам про нас самих», — продолжает она. Например, разрыв отношений показывает нам, что мы слишком вкладывались в эти отношения или, возможно, желали потерпеть неудачу. Благодаря Фрейду мы теперь знаем, что противоположно направленные побуждения — к жизни и к смерти, эрос и танатос — составляют богатство и сложность нашей души. Обращать внимание на то, что пошло не так, означает обдумывать наши ошибки, слабости и страхи, все те грани, которые составляют своеобразие нашей личности. «Есть что-то очень личное в том, как мы снова оказываемся в том же тупике», — подтверждает Моник Давид-Менар. И в этом заключена наша свобода, «поскольку в поражениях мы находим материал для строительства нашего успеха».

Эмоции имеют смысл

Тридцатилетней Карине хорошо знакома ситуация, когда, опасаясь, что ее переполнят чувства, она отводит глаза в сторону и говорит себе, что это неважно. Ее часто упрекают, что она отстраненная и неприступная. «Дело в том, что внутри я ухожу очень далеко в прошлое, в то время, когда мне было 10 лет: одноклассники со мной не дружили, а я утешала себя тем, что мне гораздо интереснее одной». По обыкновению замыкаясь в своей скорлупе, она лишает себя возможности поступить иначе хотя бы для разнообразия. «Для чего вообще нужны чувства и эмоции? Это сигнальные лампочки в нашем сознании, они говорят, что с нами что-то происходит, — объясняет гештальт-терапевт Елена Шуварикова. — При опасности мы чувствуем страх, в ситуации потери — горе. А запрещая себе что-либо чувствовать, мы не получаем важной информации от организма. И тем самым упускаем возможности собственного роста, теряем контакт с собой». Задача психотерапии в том и состоит, чтобы дать пациенту возможность увидеть, как его затронуло событие сейчас и что в его реакции относится к ситуации в прошлом, чтобы научить его реагировать именно на текущий момент. И если волнения взрослой Карины отражают ее детскую историю, они говорят и о том, что происходит с ней сейчас, в момент общения. Дистанцируясь от эмоций, она отрезает себя от себя самой и от другого человека, не позволяя себе встретиться с ним по-настоящему.

«Излишнее увлечение позитивным мышлением мешает нам приспособиться к текущей ситуации», — уверена Елена Шуварикова. Чтобы не сталкиваться с тем, что угрожает или пугает, мы отказываемся видеть то, что в действительности нас тревожит. Мы смягчаем ситуацию, чтобы на время успокоиться, а на самом деле движемся к катастрофе. Ведь сколько ни говори себе, что дорога прямая, если на ней есть вираж, вылетишь на обочину. Или, как учил индийский гуру Свами Праджнанпад, правильное действие — «сказать «да» тому, что есть». Способность видеть ситуацию такой, какая она есть, позволяет найти нужные ресурсы и сделать верный выбор. «Позитивные мысли, как и негативные, — это два опасных, бесплодных пути, — размышляет Моник Давид-Менар. — Из-за первых мы считаем себя всемогущими, видим жизнь в розовом цвете, верим, что все возможно, а вторые делают нас немощными и настраивают на неудачу». В обоих случаях мы пассивны, мы ничего не творим и не создаем, не даем себе рычагов, чтобы переделать окружающий мир. Мы не прислушиваемся к нашим эмоциям, а ведь само слово «эмоция» восходит к латинскому exmovere — «выдвигать, волновать»: это то, что нас мобилизует, толкает нас к действию.

Амбивалентность заставляет повзрослеть

Иногда современное требование быть позитивным, делать вид, что все хорошо, используется, чтобы «нейтрализовать» собеседника в разговоре, который становится напряженным. Есть знаменитая фраза «Не говорите мне о проблеме, а предложите ее решение», которую, к сожалению, слишком любят повторять многие начальники. Беда в том, что за этим скрывается упрек: прилагайте усилия, будьте эффективны, гибки, и поживей! 45-летний Борис, сотрудник отдела продаж, возмущен: «Наш начальник сообщил нам «приятную» новость: сокращений не будет… при условии, что мы согласимся на снижение зарплат. Предполагалось, что мы обрадуемся». Тех, кто посмел заикнуться о несправедливости, обвинили в подрыве командного духа. Ситуация типичная. Позитивное мышление отрицает сложные мыслительные процессы. Если мы мыслим сложно, то принимаем в расчет противоречивые элементы и находимся в состоянии неустойчивого равновесия, когда выбор всегда относителен и зависит от контекста. А единственно правильных ответов вообще не бывает. Конечно, велик соблазн избегать сложностей, смотреть на вещи только с позитивной стороны. Но это инфантильная позиция, полагает Елена Шуварикова. «Психологи называют слезы и горе «витаминами роста». Мы часто говорим клиентам: невозможно стать взрослым, не признав то, что есть, с чем-то не расставшись, не отплакав свое. И если мы хотим развиваться, познавать себя, то не можем избежать встреч с потерями и болью. Конечно, это трудно, но неизбежно и необходимо». Нам не понять всего многообразия мира, не согласившись с его двойственностью: в нем есть и хорошее, и плохое.

Тревожиться естественно

В периоды экономических сложностей нам нужно чуть больше позитива. «Позитивное мышление может принести психологический комфорт при условии, что мы не используем его постоянно», — полагает Моник Давид-Менар. Оно помогает нам пережить те моменты, когда страх парализует нас. «Когда мы чувствуем себя крайне неуверенно, необходимо отвлечься от того, что не ладится. Позитивное отношение к некоторым областям жизни помогает сопротивляться тревоге», — продолжает психоаналитик. Например, если у нас нет работы, то мы сосредоточены на том, чтобы ее найти, и не слишком вникаем в отношения с партнером. «Но позитивное восприятие ситуации может быть и совершенно неуместным, например, когда мы не хотим слышать жалобы. Ничто так не оскорбит расстроенного друга, как призыв видеть в жизни хорошее. «Иногда нужно, чтобы желание быть несчастным прошло само», — уточняет Моник Давид-Менар. И заключает: «Лавируя между идеалом эффективности и страхом провала, мы можем создать модель успеха, в которой допустима доля неудач». Так что нужно относиться к жизни позитивно, но не слишком и не всегда.

Tags
Показать еще

Также в этой рубрике:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close